1xBet бизнес | Промо-код : 1xBetBusiness | Регистрация на сайте 1xBet

Гаагский трибунал: Challenge cup глазами очевидца

Теги мужское катание Рика Кихира Юхана Йокои Шома Уно женское катание Кейдзи Танака сборная Японии Challenge-CupФигурное катание

Гаага — город велосипедов и уходящих в бесконечность невысоких коричневых домов.  

Город отличных музеев и первоклассного современного танца. Город трамваев и чудесных кофеен с отличным кофе и вкусными завтраками. Город голландского и английского языков. Город, в улочках, вывесках и барах которого можно отчетливо ощутить британский провинциальный колорит, до тех пор пока дурманящие ароматы вечернего воздуха не выдадут с головой веселые голландские нравы. Город воды и морского побережья, поражающий безмятежностью и красотой в хорошую погоду (это редкость) 

так было в прошлом году 

и сносящий с ног порывами ветра и дождем в ненастную (это гораздо чаще).

Город, в который хочется возвращаться по многим причинам, в том числе из-за проходящего на отшибе — арене De Uithof — турнира Challenge Cup, совмещенного с национальным чемпионатом, на который уже не первый год приезжают яркие звезды мирового уровня: Шома Уно (в этом году), Рика Кихира (два последних года), Вакаба Хигучи (в прошлом году), Юхана Йокои (в этом), Сота Ямамото (в прошлом), Юма Кагияма (в прошлом) и другие.

Турнира, о котором хочется рассказать немного подробнее. 

Техминимум: Победители и проигравшие

В связи с недавним повышением необходимых для участия в грядущем чемпионате мира техминимумов, а также самом расположении турнира всего за 3 недели до крупнейшего старта сезона, для многих фигуристов одной из главных интриг Гаагского кубка стало завоевание (или незавоевание) заветных цифр в протоколах. Именно это, а вовсе не занятые места, чаще всего выходило на первый план и вызывало соответствующий спектр эмоций у фигуристов и зрителей. В этой борьбе были свои важные победы и поражения, свои слезы радости и горя.

Вспоминается радость чемпионки Канады Эмили Баусбак, с третьей попытки завоевавшей-таки свой минимум за прокат короткой программы в Гааге и таким образом получившей возможность соревноваться на чемпионате мира за свою страну (свой минимум за ПП Эмили имела по итогам проката на кубке Варшавы в ноябре прошлого года). 

Ту же возможность получила, причем с первой же попытки, и бронзовый призер чемпионата Канады Мадлен Шизас, которая не только сходу набрала техминимумы в обеих программах и порадовала зрителей качественным и почти безошибочным катанием, но и сумела завоевать бронзовую медаль турнира. 

Перед прокатом ПП 

Из двух девушек, которых Канадская федерация могла бы отправить на чемпионат мира, в Гааге гораздо убедительнее смотрелась Мадлен. Но поедет туда Эмили, несмотря на крайне неубедительные результаты, показанные на последних турнирах — как чемпионка страны. Вторая путевка уже давно была зарезервирована за Алисией Пино.

Приз за самое бурное проявление радости можно было смело вручать голландской фигуристке Ники Ворис, не только ставшей по итогам этого турнира чемпионкой Голландии, но и сумевшей преодолеть техминимум в произвольной программе. Эту радость можно понять — на проходившем за пару недель до Гааги турнире Bavarian open Ники преодолела барьер техминимума в короткой, но в произвольной недотянула обидные две сотые балла (!).

Но так везло далеко не всем — в большинстве случаев заскочить в уходящий поезд не удавалось. Самый обидный случай — неудача в произвольной программе мексиканца Донована Карильо, которому до технимума на проходившем в феврале чемпионате четырех континентов не хватило двух десятых балла. В Гааге не хватило уже тринадцати баллов — сказались падения с двух акселей и потеря каскада. Очень обидно. У Донована объективно есть определенные недостатки технического характера — например, низковатый прыжок с тенденцией к недокрутам, некоторая пока еще сырость хореографической выучки, и так далее — но у него есть то самое главное, чего так не хватало многим другим участникам турнира: искра таланта и та особая внутренняя радость, которую может испытывать только тот, кто занимается любимым делом.

Запомнился один момент с его участием. После окончания турнира толпа поклонников ждала выхода Шомы Уно и мало кто заметил в момент этого напряженного ожидания, как за спинами фанатов, непосредственно позади собравшейся толпы, прошел Донован: один, заплаканный. Потом уже, насколько я понял, некоторые фанаты его узнали и сфотографировалось с ним (Донован вообще пользуется большой популярностью у болельщиков), но почему-то именно этот миг, в рамках которого коллективная радость толпы, ожидавшей победителя, совместилась с личным горем конкретного спортсмена, запомнился больше всего — жизненностью и драматичностью своего контраста.

Генералы ледяных карьеров

За вычетом японских супер-звезд, с технической точки зрения турнир в Гааге, конечно, не потрясал воображения: достаточно сказать, что бронзовые призеры в женском и мужском одиночном разрядах — Мадлен Шизас и Адриан Тессон соответственно — едва-едва перевалили за технический минимум. Большинство остальных участников и вовсе до этого минимума не добрались.

С музыкальной и хореографической точек зрения интересного было гораздо больше, хотя и здесь обращала на себя внимание некоторая консервативность фигуристов и, по-видимому, их тренеров и постановщиков. Консервативность — в выборе музыкального материала и его реализации на льду. Особенно рискованно смотрелись в этом плане программы под музыку, которая уже звучала когда-то в полный голос в исполнении выдающихся чемпионов: «Rain in your black eyes» Эцио Боссо (с незабываемой произвольной программой китайской пары Суй-Хань), «The land of all» Вудкида (прошлогодняя произвольная Нейтана Чена), «Ladies in lavender» (одна из лучших программ Шомы Уно), и так далее. Этот набор дополнялся другими известными треками (Чаплин, Реквием по мечте….), подчас звучали не самые выразительные лирические песни, которые еще можно было бы «поднять» в художественном плане выдающимся скольжением и запоминающейся хореографией — при другом уровне исполнителей.

Все это не означает, что, за исключением двух-трех звезд, смотреть было не на кого и не на что. Некоторые фигуристы отчаянно пытались привлечь к себе внимание публики — и им это удавалось. Мне, например, запомнился новоиспеченный чемпион Великобритании Питер-Джеймс Халлам: трудно забыть его экстравагантные растанцовки, которыми он начал поражать еще на разминке. Даже статичные фотографии передают развеселую атмосферу его прокатов.

В КП

Чаплин в ПП

Бронзовому призеру Адриану Тессону тоже было что показать. В его странноватом модерне обеих программ мне сразу привиделась рука маэстро Бенуа Ришо, причем скорее стиль его «раннего периода» сотрудничества с проблемными фигуристами, когда модерн еще выпирает из фигуриста всеми своими острыми углами. Под «The Land of all» и «Run boy, run» Вудкида в ПП это еще смотрелось более-менее уместно, хотя и слегка гротескно, но вот в КП находки подчас совсем расходились с музыкальными материалом. Еще один француз Филип Уоррен, как всегда, выделялся яркой презентацией и интересной хореографией. Прыжки у него не шли, но даже и без них посмотреть было на что, особенно в произвольной программе, и особенно в хорео-дорожке.

Если говорить об исполнении программ и катании, то из остальных участников, да и то только в КП, можно выделить еще молодого немца Йонатана Хесса, занявшего по итогам КП второе место, и опытного израильтянина Алексея Быченко. Первый катал очень чисто и уверенно, но несложно (без четверных и с каскадом 3-3 тулупами); второй прыгнул четверной тулуп, но ошибся в конце на каскаде.

У женщин, как всегда, в плане хореографии запомнилась Иветт Тотт — вот здесь уже точно без руки ее основного хореографа Бенуа Ришо не обошлось. Еще, пожалуй, стоит отметить финку Дженни Сааринен. По своему стилю катания она немного напомнила других прекрасных представительниц финской школы: Кииру Корпи и Эмму Пелтонен. Прыжки получались не всегда, но каталась она очень красиво.

О роли хореографии в истории

В женском турнире ото всех далеко оторвались две японские фигуристки: Юхана Йокои и Рика Кихира.  Первая изумительно откатала обе программы и очень приглянулась музыкальностью своих постановок. В своем обзоре турнира Финляндия трофи я уже отмечал то, как красиво в программах этой фигуристки подаются двойные аксели. Но дело не только в акселях — в той же произвольной программе под избитый, казалось бы, «Призрак оперы» «в музыку» делаются фактически все элементы, прыжковые и непрыжковые: от начального акселя на вступлении темы Призрака до одного из трех каскадов второй половины, в котором в акценты попадает каждый прыжок.

С солидными результатами в 73 балла в КП и 141 в ПП, и с такими постановками, Юхана очень серьезно заявила о себе. Пусть во время юниорской карьеры она и не снискала особых лавров, при нынешней ситуации в сборной Японии у нее вырисовываются неплохие перспективы на взрослую карьеру. После ОИ-2022 в Пекине в сборной вряд ли останутся Сатоко Мияхара и Каори Сакамото; Вакаба Хигучи по-прежнему очень нестабильна. Следом же идет поколение, в котором лидерами будут именно Юхана на пару с Томоэ Кавабатой.

Даже несмотря на блестящие прокаты Юханы, Рика Кихира выиграла Challenger cup за явным преимуществом. 

В отношении этой фигуристки, опять же, хочется сказать о том, насколько грамотно ее ведут в плане постановок. Рика — фигуристка достаточно своеобразная: с несколько «матовой» презентацией и харизмой, с не очень высоким прыжком. Даже несмотря на наличие явного козыря в виде тройного акселя, она могла бы затеряться на общем фоне в обычных лирических или драматических постановках. Но не теряется, потому что вот уже второй сезон постановки у нее абсолютно «штучные», сразу обращающие на себя (и, соответственно, фигуристку) внимание: что экспериментальный корейский джаз от Ше-Линн Бурн в КП, что чрезвычайно прихотливый в структурном и ритмическом отношении «восток» Тома Диксона ПП. И Рика очень умело подстраивается под все тонкости постановок. Ей хотелось бы пожелать разве что еще более индивидуальных костюмов — они красивые, но их красота более «обычна», а для таких необычных экспериментальных программ хочется чего-то более смелого.

В техническом же плане при условии чистых прокатов Рика, без сомнения, даст бой любому на грядущем чемпионате мира — даже без четверного сальхова, который, судя по всему, если и будет прыгаться на ЧМ, то только в виде крайней меры при условии не очень удачного проката КП.

«… как будто ветер объявили!»

Все три дня в Гааге было очень ветрено — на улицах лежали велосипеды и даже мотоциклы, а в небе сносило в полете чаек. Такое ненастье наверняка нагрянуло из-за приезда японского спортсмена Шомы Уно: фигуриста, катающегося на такой скорости, «как будто ветер объявили». 

На этом турнире Шома был в ранге супер-звезды. Даже рестораны города, кажется, встречали Шому своими вывесками.

Проявлялось это и в перерывах между прокатами других фигуристов: ди-джей на катке, по-видимому, был настолько вдохновлен присутствием Шомы, что постоянно включал на разминках знакомые поклонникам этого фигуриста музыкальные композиции. За время просмотра турнира я несколько раз слышал песню This town, под которую Шома катал показательную программу Дэвида Уилсона, еще несколько раз — Dancing on my own, под которую фигуристу еще только предстояло тогда катать произвольную. Не вызывало сомнения и то, что большинство японских (и не только) гостей, целиком заполнивших единственную выделенную для болельщиков трибуну, приехало посмотреть именно на Шому — так горячо его поддерживали до, во время и после прокатов.

Шома приехал в Гаагу обновленным: с новым и теперь уже официальным тренером и с усовершенствованными после чемпионата Японии программами — особенно произвольной, которую Шома дорабатывал лично с постановщиком Дэвидом Уилсоном (кстати, если верить словам Стефана Ламбьеля, вызвать Уилсона было идеей самого фигуриста). 

Программы удачно дополняют друг друга: сумасшедшая скорость и энергетика короткой, моментально вовлекающей зрителя внутрь своего бешеного ритма, и тихая магия произвольной, вся выразительность музыки и хореографии которой строится на полутонах, в пределах от mezzo piano до pianissimo. Короткая программа буквально «сносит» с ног своей динамикой и экспрессией; произвольная требует вслушивания, всматривания — впопыхах и на скорую руку там ничего не расслышать.

Именно прокат произвольной потряс больше всего — не только и не столько практически чистым исполнением всех технических элементов, сколько, вновь цитируя очень точное определение тренера Шомы, «тихой/мягкой силой» (quite power) его катания — той магией и тем уникальным талантом, который дан фигуристу и который он сам, не исключено, не до конца осознает. Про эту программу можно было бы многое рассказать, но для этого потребовался бы отдельный пост. Здесь же, в заключение поста, мне хочется только отметить три более-менее произвольно вырванных из этой программы момента, за которые я Шоме предельно благодарен и которые в какой-то мере характеризуют магию этой программы и этого конкретного проката:

1 — то, как Шома, начав кантилевер чуть раньше обычного, все-таки дождался музыкального акцента и подчеркнул его движением руки — хотя кантилевер был уже явно «на последнем издыхании». Просто пропустить этот взмах или сделать его не в музыку Шома не мог: 

2 — то, как начало очередной фразы подчеркнуто работой корпуса и рук. В таких мелочах — деталях работы корпуса, рук, шеи, подчас даже просто в поворотах глаз — и заключается сокровенная суть катания Шомы лично для меня.

3 — то, как на словах «I just came to say goodbye» (Я просто пришел сказать «прощай»), сразу после одного из вращений, Шома протягивает руки невидимому «собеседнику» своего танца, словно бы прощаясь с ним.

гифка с чемпионата Японии, потому что ракурс лучше

Нет, Шома, еще не время говорить «прощай»!.. Мы, конечно, еще увидимся снова.

Ну а ветер — это не только неудобства передвижения. Это еще и знак, что погода меняется, символ перемен. В случае с Шомой, верится — перемен к лучшему.

P.S. Еще пара фотографий, не вошедших в обзор: 

Юноша и тюльпан (юноша, к слову — редкий для ФК представитель Монако)

Артистичный (но очень нестабильный) Кейдзи Танака

Яндекс.Метрика