1xBet бизнес | Промо-код : 1xBetBusiness | Регистрация на сайте 1xBet

«Придется опять видеть везде плачущий мем. Вот что Кобе делает со мной». Майкл Джордан впечатлил всех на прощальной церемонии

Сегодня прошла церемония прощания с Кобе Брайантом и его дочерью Джанной. Перед собравшимися в Staples Center выступали самые близкие люди для лидера «Лейкерс», в том числе его кумир и друг, величайший спортсмен в истории Майкл Джордан.

«Я бы сказал «Доброе утро», но уже день. Благодарен Ванессе и семье Кобе Брайанта за возможность выступить перед вами. Благодарен за возможность быть здесь, почтить память Джиджи и отметить наследие, которое Кобе оставил в подарок всем нам – его достижения в качестве баскетболиста, бизнесмена, рассказчика и отца.

И в баскетболе, и в жизни в качестве родителя Кобе не экономил сил. Он оставлял все на паркете.

Возможно, многих удивляло, что мы с Кобе были близкими друзьями. Но мы действительно были очень близки. Кобе был мне как младший брат. Все всегда хотели обсуждать сравнения между мной и Кобе. Я же просто хотел обсуждать Кобе. Знаете, у всех у нас есть братья и сестры, маленькие братья, маленькие сестры, которые по какой-то причине всегда пытаются залезть в ваши вещи, в ваш шкаф, взять вашу обувь, все подряд. Это бесит, если вы позволите мне такое слово.

Но со временем это раздражение превратилось в любовь. Все из-за того восхищения, которое они испытывают к вам – их старшим братьям и сестрам – из-за всех вопросов, из-за того, что они хотят узнать каждую деталь о жизни, что им предстоит. Он часто звонил мне, писал мне в 11:30, 2:20, в три часа ночи и говорил о работе ног в посте, о тренировках. Сначала это напрягало. Потом превратилось в настоящую страсть. У парня была такая страсть, какой не было ни у кого больше.

Страсть – удивительная вещь. Если вы что-то любите, если вас что-то трогает по-настоящему, вы пойдете на что угодно, чтобы попытаться понять или заполучить это, будь это мороженое, гамбургеры, все, что вы любите. Если вам надо за этим идти, вы пойдете. Если нужно кого-то попросить, вы это сделаете. Кобе Брайант вдохновлял меня – он показывал мне, что кому-то действительно очень важно то, как я играл в баскетбол, и то, как он хотел играть в баскетбол.

Он хотел быть лучшим игроком, каким только мог стать. И чем больше я его узнавал, тем больше пытался стать для него лучшим старшим братом, каким только мог. Чтобы сделать это, нужно было мириться с раздражением, с поздними звонками и идиотскими вопросами. Я начал восхищаться Кобе, когда понял, что он пытается стать лучше и как человек, и как баскетболист. Мы обсуждали дела. Мы обсуждали семью. Мы обсуждали все, и он всегда пытался стать лучше.

Он все же добил меня. Теперь мне снова придется видеть везде плачущий мем с моим лицом… Я говорил жене, что не собираюсь выступать здесь, потому что не хочу видеть это следующие три-четыре года.

Вот что Кобе Брайант делает со мной. Уверен, что Ванесса и его друзья скажут то же самое. Он знает, как тронуть вас за живое, хотя при этом и может докучать вам. Но вы ощущаете к нему такую любовь, которая пробуждает в вас все лучшее. Так было со мной.

Помню, несколько месяцев назад он прислал мне сообщение. Написал: «Пытаюсь научить дочку паре движений. Я не помню, над чем я работал, о чем думал в ее возрасте, и хотел спросить: «О чем ты думал, когда отрабатывал свои движения в детстве?». Я спросил: «Сколько ей лет?». Он ответил: «12». Я написал: «В 12 я пытался играть в бейсбол». Он ответил: «Ржунимагу».

Эта переписка случилась в 2 утра. Важно то, что с ним мы могли говорить обо всем, что относилось к баскетболу, и при этом часто обо всем, что относилось и к жизни вне баскетбола. Когда мы становимся старше, у нас остается не так много друзей, с которыми можно вести подобные разговоры. Еще реже такое происходит с соперниками.

Я встречался с Филом Джексоном в 99-м или 2000-м, точно не помню, когда Фил работал здесь, в «Лейкерс». Прихожу, сидит Кобе. Я в костюме, и первым делом Кобе меня спрашивает: «Ты кроссовки принес?» Нет, я не собирался выходить на площадку. Но это показывает его отношение – он стремился играть со всеми, кто, как он чувствовал, может помочь ему прибавить. Именно этим он мне нравился. Он обожал игру. Где бы он меня ни встречал, это всегда был вызов.

Я восхищался им из-за его страсти: редко можно встретить человека, который пытается стать лучше каждый день, и не только в спорте, но и как родитель, как муж. Меня вдохновляло то, что он делал, то, что было у него с Ванессой и его детьми. У меня есть дочь, которой 30 лет, я тут стал дедом, кроме того, моим двойняшкам по шесть. Не могу дождаться, чтобы вернуться к ним, чтобы снова быть «дочкиным папой», чтобы обнять их, увидеть их любовь, улыбки, которые они дарят родителям. Он научил меня этому даже сегодня, научил меня этому тем, как общался с людьми, которых по-настоящему любил. Это то, чему мы продолжим учиться у Кобе Брайанта.

Ванессе, Наталье, Бианке и Капри я хочу сказать: мы с женой всегда будем думать о вас и молиться за вас. Мы всегда будем с вами, всегда. Я также хочу выразить свои соболезнования и поддержку всем семьям, которых затронула эта ужасная трагедия.

Кобе отдавал всего себя тому, чем занимался. После завершения карьеры он открыл в себе такую творческую сторону, о которой мало кто из нас догадывался. Казалось, что он был очень счастлив. Он обрел новую страсть. И он продолжал помогать окружающим, работал тренером. Самое важное, он был необыкновенным отцом, необыкновенным мужем, который посвящал всего себя семье, который любил дочерей всем сердцем.

Кобе оставлял все на паркете. Думаю, что он хотел бы, чтобы все делали так же. Никто не знает, сколько времени нам уготовлено. Мы должны наслаждаться каждым моментом. Уделять столько времени, сколько можем, семьям и друзьям, тем людям, которых мы любим. Жить в моменте – это наслаждаться общением друг с другом, со всеми, с кем мы встречаемся.

Когда Кобе умер, часть меня умерла. И когда смотрю на эту арену, когда думаю о тех, кто следит за нами по всему миру, то понимаю, что умерла и часть в вас, иначе вас бы здесь не было. Нам остаются только воспоминания и опыт, на основе которого мы можем учиться. Я буду жить с воспоминаниями о том, что у меня был младший брат, которому я старался помочь так, как только мог.

Покойся с миром, братишка».

Кобе – самый близкий аналог Майкла Джордана, что мы видели. Они ругались, сражались, дружили


Westbeast is unleashed

Относительно недавно я выложил текст, который четко и в очередной раз разделил унылый баскетбольный мирок рунета на идиотов и людей, где был затронут один из важнейших факторов для восприятия игры сквозь призму десятилетий: Джордан не играл против зонной защиты и ее принципов, что невероятным образом упрощало все, что он делал на поле.

Правила, где технические фолы давались за различные виды «дабл-тимов» и применение «зонной защиты» или ее принципов (да, Каррибои, так было) приводили к тому, что практически всю свою карьеру в девяностые Майкл отыграл один на один, а подстраховка никоим образом вовремя к нему не успевала, что максимально раскрыло его игру.

Он итак был быстрее, умнее и мастеровитее, так еще и правила искусственно запрещали ему мешать в должной мере. Более того, это не мнение отмороженного человека из комментариев под любой статьей с тегом «Майкл Джордан» на этом сайте.

Это мнение самого ЭмДжея

В 2001-ом году в «Chicago Tribune» даже выходила статья многолетнего колумниста «Буллз» Сэма Смита, где было отмечено и признание самого Джордана (если бы соперники могли играть «зону» — я бы никогда не добился того, чего достиг) с объяснением: если любой защите, зонной, или использующей ее принципы, позволить стать частью НБА — это моментально даст ей возможность вешать кучу игроков на звезд первой величины.

Видео четко показывает разницу.

Трехочковый бросок в НБА был возведен в абсолют для того, чтобы максимально наказывать за применение принципов зонной защиты и игры в пять человек вокруг «краски», и именно поэтому сначала «Голден Стэйт», открывший поле с Грином на позиции центрового, забивавшим 39% трехочковых в сезон с 73 победами, просто уничтожил НБА, и сейчас «Хьюстон» пытается практиковать то же самое.

Это превратило их пятерки с Такером на позиции номинального пятого номера в 119 очков на 100 владений при невероятном количестве пертурбаций в составе из-за мелких травм и реинтеграции Уэстбрука.

Многие верили в то, что «сайз» сможет что-то противопоставить такому «смолл-боллу» тогда, когда «Тандер» вышли против «Уорриорз», однако их «большие» составы полностью провалились в той серии: все, чего добились ОКС было достигнуто благодаря пятерке с Ибакой на позиции центрового, двумя вингами — Дюрэнтом и Роберсоном и двумя гардами Уэстбруком и Уэйтерсом, суператлетичным и бегущим составом в третьем и четвертом матчах. Кантеры и Адамсы, невероятно качественно подбиравшие на чужом щите и считавшиеся противовесом системе ГСВ, как многие сейчас верят в то, что можно затоптать «микроболл» «Хьюстона» — стали абсолютными нон-факторами по ходу той серии.

Масса и размеры неспособны обыграть «микроболл», потому что высокий игрок априори менее подвижен, чем винг, поэтому он всегда остается в полупозиции между периметром и подстраховкой, и любой его подбор в нападении будет стоить серии свободных трехочковых или мячей из под кольца, поэтому никто не мог играть в два больших против «Голден Стэйт», Капела становился практически нон-фактором против «Уорриорз», Гобер — против открывавших поле «Рокетс» и так далее.

Его могут забить ногами и засушить только умные, длинные и одновременно элитные в защите в игроки, способных держать кольцо и периодически выходить на периметр — Кевин Дюрэнт-2019, Дрэймонд Грин в плей-офф, причем обязательно в паре, покрывая пространство за счет своего уникального сочетания скиллов.

Но, индивидуальное мастерство отдельных невероятных игроков не равно системный подход и системный ответ. У остальных в любом случае будут большие проблемы, и легко они не выиграют.

Эта очень простая формула позволяет «Хьюстону» обладать невероятным трехсторонним преимуществом: они либо наказывают соперника, если он играет традиционным составом, либо переводят его в «смолл-болл», который они просто априори играют лучше, чем их визави, в обоих случаях стараясь полностью уничтожить любые принципы зонной защиты и упаковки «краски» игроками.

В результате, «Лейкерс» должны снимать свой «сайз» и полностью менять стиль собственной игры, а «Юта», например, не желая вестись на провокацию, превращать Руди в бегающую без толку палку под двумя кольцами, которая в 70% случаев оказывается вне игры в в атаке, вне эпизода в защите, будучи при этом прекрасным игроком.

«5-out» таким образом делает главное — он переводит баскетбол ЛеБрона и Хардена, баскетбол 1-в-5, айзо против помощи, где они находятся на другом уровне относительно всех остальных игроков в истории НБА, на баскетбол 1-в-1, баскетбол Джордана, где подстраховка либо слишком поздно выходит на инициатора нападения, либо просто насильно отдает трехочковый бросок, потому что внешние условия — правила тогда, все бросающие сейчас — ее заставили.

Насколько это меняет все, четко показывает пример самого примитивного звездного игрока ушедшего десятилетия — Расселла Уэстбрука.

Уэстбрук — очень слаб в плане игрового мышления, в связи с чем он максимально полагаясь на физику регулярно лезет на кольцо.

Когда он играл у слабо понимающего принципы построения современного баскетбола с позиции формирования состава Прести, под кольцами всегда были тела — Перкинс, Коллисон, Адамс, Кантер, приводившие дополнительного большого, который с ними защищался + отсутствие стабильного шутинга из-за наличия всяких Роберсоном, Фергюсонов, Реджи Джексонов приводило к тому, что и без того неадекватный РВБ лез в краску, где было два больших, уходящих от небросающего «винга» защитник, сам Расс и еще и чувак, который его держал.

Пять человек = миллиард матчей с процентом ниже 40 с игры.

«Хьюстон» Моури и Д’Антони, уничтожая вариации «зонной защиты» соперника как вид, пришел к тому, что Уэстбрук после рождественского позора с «ГСВ» набирает в среднем 31.7 очка + 7.6 подбора + 7.3 передачи + 1.7 перехвата, забивая 51.6% с игры с 6+ пробитыми штрафными.

Стал ли РВБ умнее?

Нет.

Стал ли РВБ лучше, как игрок?

Нет.

Стал ли РВБ менее жадным?

Нет.

Стал ли он хорошо бросать трехочковые?

27.8%

Что же изменилось?

Там, где раньше было пять человек под кольцом — остался один, да и того он часто приносит на своей спине, поэтому «Хьюстон» прекратил играть пик-н-роллы как вид, не касаясь качеств такого сильного центрового, как Капела. Двойка — это расчет как минимум на четверых игроков, ты без особой нужды активируешь еще одного дополнительного защитника, прося заслон на мяче, «Рокетс» правильно посчитали, что РВБ и Харден сейчас на таком уровне физики, что и без заслона уйдут на первом шаге от 98% игроков НБА, а Уэстбрук умудряется их обгонять, даже когда соперник создает себе преимущество в два-три шага, стараясь вынудить его бросать, прижимаясь к кольцу.

Конец немного предсказуем.

[СПОЙЛЕР]: На помощь к его опекуну просто никто не успевает.

В последних 10 матчах у РВБ 23.8 прохода в среднем за игру, где он забивает 58% с игры и 15.6 очка только с прорывов, процент потерь — 5.8.

В прошлом сезоне у РВБ было 18.4 прохода за матч, где он забивал 50% с игры, терял мяч в 7.1% ситуаций, но набирал всего 7.5 очков

Это баскетбол без зоны в цифрах.

Последние матчи они играют так, как Уэйд и ЛеБрон плясали в «Хит», когда не было Боша и сам Дуэйн еще был жив. Они брали состав с Алленом и Баттье, с каким-то центром под кольцо, типа Андерсена, и просто вдвоем мочили на 60-70 очков: остальные попадут — вынос тела, не попадут — будет тяжелый матч.

Только ЛеБрон и Уэйд делали это на своем абсолютном вневременном уровне, они элементарно индивидуально посильнее, чем практически все дуэты в истории, в то время как Харден и Уэстбрук набирают свое за счет практически полного отсутствия тех принципов, за счет которых защита НБА привыкла существовать последние 20 лет.

Ченнинг Фрай в одном из шоу сразу после трейда Капелы на Ковингтона сказал главное: в Лиге никто даже не тренируется против такого баскетбола.

Готовых ответов нет. Пока они не появятся, им, как и Майклу в целом ряде эпизодов, достаточно просто обыграть одного игрока.

Когда вы смотрите на то, как очередной центр не успел накрыть Хардена или Уэстбрук пулей пролетел под кольцо, можете представлять себе Джордана — это те условия, в которых он выигрывал в девяностых: тогда люди были немножко посильнее в защите, но при этом «шот-мейкинг» в современной НБА натягивает все, что было в этой Лиге вообще без нервов.

Оно где-то примерно при своих.

«Хьюстон-2020» не просто начинает показывать себя сверхперспективным направлением в плане борьбы за Титул (на это насрать), на протяжении всего сезона лучше всех в НБА выступая в междусобойчике 10 лучших команд Лиги, но и, как тот кусочек про Майкла и «зону», четко разделяет мир на «идиотов» и «людей».

Все люди, причастные к баскетболу, относятся с невероятным интересом и пиететом к этому врыву, поскольку он не может не привести к изменению моделирования защитной игры (как теперь играть без зонных принципов, если у тебя нет Дюрэнта и Грина в паре на максимуме, способных покрывать пространство?), в то время, как все остальные вякают в режиме «кококо, бебебе, Д’Антони — физрук», выставляя себя баскетбольными неандертальцами. 

Пока многие кричали о том, что РВБ нужно меняться, так как он совершенно неуправляем, мы увидели очередное доказательство того, как гибкая и умная организация, которая не боится вылезать за рамки навязанных стандартов, может даже из юродивого игрока сделать человека, и что важно, меняясь под него, а не заставляя его пересобирать себя на четвертый десяток лет, делая многим «бо-бо» в области попы. Уэстбрук, при этом, настолько же ужасен, как и был, матч с ГСВ и его тамошнее поведение вам в помощь, только теперь все это говно идет с 52-53% с игры, а не 35.

Совершенно другой разговор, иной болевой порог.

Для тех же, кто все еще обладает абсолютно примитивным мышлением — «кококо, бебебе» — самое время начать наблюдать и применять голову не только для еды, пока еще не поздно, ведь дальше будет только больнее.

Яндекс.Метрика